Дородовое излитие диагностика

ДИАГНОСТИКА ДОРОДОВОГО ИЗЛИТИЯ ОКОЛОПЛОДНЫХ ВОД

Во многих случаях диагноз очевиден в связи с жидкими прозрачными выделениями из влагалища.

NB! При подозрении на ДИВ желательно избегать влагалищного исследования, кроме случаев, когда есть признаки активной родовой деятельности, так как оно значительно увеличивает риск распространения инфекции и вряд ли определит тактику дальнейшего ведения беременности иродов (В-2b).

Если разрыв оболочек произошел достаточно давно, диагностика может быть затруднена. Возможно проведение следующих диагностических тестов после тщательного сбора анамнеза:

— предложить пациентке чистую прокладку и оценить характер и количество выделений через 1 час;

— произвести осмотр на гинекологическом кресле стерильными зеркалами — жидкость, вытекающая из цервикального канала или находящаяся в заднем своде, подтверждает диагноз;

— провести «цитологический тест» (симптом «папоротника»; частота ложноотрицательных ответов более 20%);

— использовать одноразовые тест-системы, основанные на определении нефосфорилированной формы протеина 1, связанного с инсулиноподобным фактором роста или плацентарного -микроглобулина-1, для обнаружения околоплодных вод во влагалищном отделяемом [65];

— провести УЗИ — олигогидрамнион в сочетании с указанием на истечение жидкости из влагалища подтверждает диагноз ДИВ (В-2b).

ДИАГНОСТИКА ДОРОДОВОГО ИЗЛИТИЯ ОКОЛОПЛОДНЫХ ВОД

Накопление околоплодных вод начинается с ранних сроков беременности. Они образуются из жидкости, пропотевающей через плодные оболочки и кожу плода, вырабатываемой плодом мочи и жидкости, выделяющейся через его легкие. Амниотическая жидкость обеспечивает защиту от инфекции, предохраняет плод от травмы и защищает пуловину от сдавления. Она также дает плоду возможность двигаться и совершать дыхательные движения, необходимые для полного развития дыхательной системы.

Уменьшенние количества или полное отсутствие околоплодных вод может способствовать сдавлению пуповины и, соответственно, уменьшению плацентарного кровообращения. Разрыв плодных оболочек лишает плод защитного действия омниотических вод.

Дородовым разрывом плодных оболочек (ДРПО) называется разрыв хориоамниотических мембран до начала родовой деятельности, независимо от срока беременности. Частота возникновения ДРПО составляет 10—15% от общего числа беременностей. Основное осложнение, связанное с ДРПО — это преждевременные роды, которые, в свою очередь, приводят к следующим осложнениям у новорожденных: респираторному дистресс-синдрому, внутрижелудочковым кровоизлияниям, инфекциям, некротическому энтероколиту и сепсису. До срока рожают приблизительно 5% пациенток с ДРПО.

Вторым наиболее частым осложнением является инфицирование (хориоамнионит). Его частота возрастает при более коротком сроке беременности в момент разрыва оболочек, а также при обсеменении содержимого цервикального канала гонококковой и стрептококковой (группы В) микрофлорой. Другими осложнениями являются выпадение пуповины и отслойка плаценты.

Последствия дородового разрыва плодных оболочек бывают совершенно разными, и очень многое зависит от срока беременности в момент разрыва оболочек. Для выделения случаев разрыва плодного пузыря при недоношенной беременности используется термин «преждевременный ДРПО». ДРПО в сроке 26 и менее недель беременности развивается на фоне гипоплазии легких плода, которая характеризуется незавершенностью развития альвеол. Новорожденным с легочной гипоплазией нельзя обеспечить адекватную вентиляцию и очень быстро они становятся жертвами гипоксии и баротравмы при попытке вентиляции легких под повышенным давлением.

Причины дородового разрыва плодных оболочек до конца не изучены. Определенная роль отводится инфекциям, передаваемым половым путем, поскольку при ДРПО они выявляются чаще, чем в норме. Однако даже интактные плодные оболочки и нормальная амниотическая жидкость не способны полностью защитить плод от инфекций, в некоторых случаях субклиническая внутриамниотическая инфекция становится причиной ДРПО. Продуцируемые бактериями метаболиты могут или сами повреждать плодные оболочки, или путем стимуляции синтеза простагландинов вызывать маточные сокращения.

Неясны взаимосвязи между дородовым разрывом плодных оболочек и преждевременными маточными сокращениями. Теоретически эти сокращения ведут к раскрытию шейки матки и делают оболочки доступными инфекционным агентам, которые могут вызвать их спонтанный разрыв. Имется неопределенность относительно влияния срока беременности и продолжительности безводного периода на вероятность развития внутриматочной инфекции. ДРПО, преждевременные роды и инфекция — эта триада проблем имеет очень важное клиническое значение и требует дальнейшего изучения.

С возникновением хориоамнионита нередко начинается спонтанная и часто дискоординированная родовая деятельность. Лечение хориоамнионита заключается в применении антибиотиков и максимально срочном родоразрешении.

Диагностика дородового разрыва околоплодных оболочек.

Всякая жидкость, выделяющаяся из влагалища, должна расцениваться как амниотическая до тех пор, пока не будет доказано иное ее происхождение. Описывая момент излития вод, одни пациентки говорят, что жидкость из влагалища как будто «хлынула», но другие отмечают постоянное подтекание малого количества водянистых выделений. Часто во время беременности развивается интермитирующее недержание мочи, которое обычно усиливается незадолго до родов и может быть принято за ДРПО. За околоплодные воды можно принять повышенную во время беременности влагалищную секрецию или потоотделение в области промежности (особенно при жаркой погоде).

Для отличия околоплодных вод от мочи или влагалищного секрета используется нитразиновый тест, основанный на определении рН выделений. Амниотическая жидкость является слегка щелочной (рН более 7.0); влагалищные выделения имеют рН менее 6.0. При выполнении теста капля жидкости, полученная при исследовании в зеркалах, наносится на полоску нитразиновой бумаги. В присутствии околоплодных вод бумага становится синей. Ложноположительные результаты могут объясняться наличием в исследуемом материале цервикальной слизи, крови или спермы.

Еще одним тестом, позволяющим отличать амниотическую жидкость от других биологических жидкостей, является тест «папоротника». Название теста обусловлено тем, что при высыхании амниотической жидкости на стекле при комнатной температуре происходит кристаллизация содержащегося в ней хлористого натрия и образуется рисунок, похожий на листья папоротника. Микроскопия сухого мазка производится при малом увеличении (х 5—10). Цервикальная слизь не образует такого рисунка, а если и образует, то гораздо более скудный. Этот тест считается более информативным, чем нитразиновый, но, как и любой другой тест, не имеет 100% точности.

Ультразвуковое исследование весьма полезно для оценки возможности ДРПО. Если оно выявляет достаточное количество жидкости, окружающей плод, — диагноз ДРПО вызывает сомнения. Однако следует учитывать, что при минимальном истечении околоплодной жидкости оставшийся ее объем может быть расценен как достаточный. Когда при ультразвуковом исследовании обнаруживается меньшее, чем ожидалось количество околоплодных вод, — следует провести дифференциальный диагноз с маловодием. Ультразвуковое исследование при маловодий должно включать тщательную оценку почек и мочевыводящей системы плода, т. к. агенезия почек плода является одной из причин маловодия.

Читайте также:  Если менструация а бт 37.0

Дифференциальный диагноз дородового разрыва плодных оболочек следует также проводить с недержанием мочи, повышенной влагалищной (физиологической) секрецией, усилением цервикальных выделений (патологических, воспалительных), попаданием во влагалище экзогенных жидкостей (спермы, воды после спринцеваний), наличием пузырно-влагалищного свища.

Дородовым разрывом плодных оболочек (ДРПО) называется разрыв хориоамниотических мембран до начала родовой деятельности, независимо от срока беременности. Частота возникновения ДРПО составляет 10—15% от общего числа беременностей. Основное осложнение, связанное с ДРПО — это преждевременные роды, которые, в свою очередь, приводят к следующим осложнениям у новорожденных: респираторному дистресс-синдрому, внутрижелудочковым кровоизлияниям, инфекциям, некротическому энтероколиту и сепсису. До срока рожают приблизительно 5% пациенток с ДРПО.

Воды внутри плодного пузыря — самая первая и самая оптимальная среда для формирования, развития и роста ребенка. Они продуцируются внутренней плодной оболочкой – амнионом, а потому называются амниотической жидкостью или околоплодными водами. Функции вод многочисленны — они обеспечивают ребенку защиту, амортизацию, питают его, поддерживают уровень давления и температуры внутри матки, содержат антитела и участвуют в формировании иммунитета.

В норме излитие вод происходит на пике схваток в финальной части первого периода родов. Любое другое излитие считается осложнением или патологией.

Часто ли происходит?

Раннее отхождение околоплодных вод встречается примерно у каждой десятой беременной женщины. Но в консультации, по данным Минздрава, с жалобами на возможные подозрения на подтекания обращается каждая четвертая будущая мама.

Почти 39% всех преждевременных родов происходят по причине разрыва плодных оболочек и истечения водной среды. Каждый пятый недоношенный ребенок, погибший после рождения, родился после того, как у женщины отошли воды.

Классификация

Варианты излития вод и виды определяются временем, когда это происходит.

  • Преждевременное – полное отхождение вод происходит на сроке до 37 недель при недоношенной беременности. Риски максимальны и для матери, и для малыша.
  • Дородовое — воды отходят в любой момент, начиная с 37 недель. И хоть отхождение это несвоевременное, но риски для ребенка и его матери уже не так велики, так как малыш доношенный.
  • Раннее родовое — воды отходят уже в процессе схваток, но шейка матки еще закрыта или раскрыта недостаточно широко.

Есть также запоздалое излитие, но до него в наше время обычно не доходит. Если шейка открылась, а плодный пузырь так и остается целым, врачи обычно его прокалывают, чтобы не нарушать механизмы потужного периода.

Когда ждать родов после отхождения вод?

Период, который проходит между излитием вод и родами, называется латентным. При этом время наступления родов предсказать сложно. Если воды отошли на сроке от 24 до 28 недель, ждать можно до месяца. Все это время женщина должна находиться в стерильной палате под круглосуточным пристальным наблюдением врачей. В противном случае инфицирование и гибель плода, а порой и матери — неизбежны.

Наиболее длительный латентный период в некоторых случаях может длиться до 1 месяца. Но без медицинского вмешательства неминуемо приводит к развитию инфекционных осложнений.

При излитии преждевременном, до 37 недель роды обычно стартуют в течение 1-2 дней примерно в половине случаев. Остальные могут ждать более недели.

Если беременность доношенная, малыш готов к рождению на этот свет, то роды и без помощи акушеров чаще всего начинаются самостоятельно через половину суток у половины женщин, через сутки — у двух третей рожениц, почти у всех — через два дня.

При разрыве оболочки в нижней части излитие обычно одномоментное, и распознать его совсем несложно — вытекает большое количество жидкости, почти без цвета и запаха, и процесс этот никак не связан с актом мочеиспускания. Куда сложнее бывает понять даже опытным акушерам-гинекологам, что происходит подтекание. При нем воды сочатся малыми порциями из-за надрывов по бокам пузыря или в результате образования микротрещин в плодном мешке.

РЦРЗ (Республиканский центр развития здравоохранения МЗ РК)
Версия: Архив — Клинические протоколы МЗ РК — 2007 (Приказ №764)

Краткое описание

Три основные причины неонатальной смертности связаны с ДИВ при недоношенной беременности: недоношенность, сепсис и гипоплазия легких [17]. Риск для матери связан, прежде всего, с хориоамнионитом. Доказана связь между восходящей инфекцией из нижних отделов генитального тракта и ДИВ.

Каждая третья пациентка с ДИВ при недоношенной беременности имеет положительные результаты посевов культуры генитального тракта [15,16], более того, исследования доказали возможность проникновения бактерий через интактные мембраны [19,20].

Имеется множество публикаций, в которых обсуждаются вопросы выявления плодов с ВУИ, роли профилактического назначения антибиотиков, токолитиков и кортикостероидов, оптимального гестационного возраста для родоразрешения и т.д.

Данный протокол оценивает доказательства эффективности существующих методов диагностики и лечения состояний, связанных с ДИВ, а также предлагает практические рекомендации по их ведению.

Код протокола: H-O-015 «Дородовое излитие околоплодных вод»
Для стационаров акушерско-гинекологического профиля

Три основные причины неонатальной смертности связаны с ДИВ при недоношенной беременности: недоношенность, сепсис и гипоплазия легких [17]. Риск для матери связан, прежде всего, с хориоамнионитом. Доказана связь между восходящей инфекцией из нижних отделов генитального тракта и ДИВ.

Разработана методика пролонгации недоношенной беременности при преждевременном разрыве плодных оболочек на 10–12 дней на фоне адекватной комплексной терапии и мониторинга показателей развития синдрома системного воспалительного ответа. Пролонгация обеспеч

The technique of prolongation of pregnancy in preterm premature rupture of membranes at 10–12 days against the adequate adjuvant therapy and monitoring of development indicators of systemic inflammatory response syndrome was developed. This extension has provided a favorable outcome for the birth.

Читайте также:  Ужин кормящей мамы в 6 месяцев в летнее время

Преждевременное излитие околоплодных вод и патогенетическое обоснование возможности пролонгации беременности при указанной патологии остаются актуальными до настоящего момента. Наиболее частой причиной преждевременного излития околоплодных вод и инициации родовой деятельности является разрыв околоплодных оболочек, имеющий место от 30% до 60% всех преждевременных родов [1–3].

Особое внимание в последние годы отводится изучению проблем патогенеза и патогенетического обоснования новых принципов прогнозирования преждевременного отхождения околоплодных вод в сроки гестации 22–34 недели, когда еще не завершено формирование плода, его нервной, иммунной, эндокринной систем. Данные литературы свидетельствуют о том, что в ряде случаев дородового излития околоплодных вод в указанные сроки гестации возможна пролонгация беременности на фоне адекватной комплексной терапии [1, 2].

До настоящего момента нет единой концепции относительно формирования несостоятельности околоплодных оболочек, приводящей к их преждевременному разрыву. Как известно, типовые патологические процессы при различных формах патологии беременности инфекционной и неинфекционной природы сопровождаются зачастую системными или локальными нарушениями гемодинамики в маточно-плацентарном комплексе, развитием циркуляторной, гемической или тканевой гипоксии. В этих случаях дестабилизация биологических мембран клеток, межклеточного вещества, в том числе околоплодных оболочек, может явиться одним из пусковых механизмов индукции образования цитокинов клетками моноцитарно-макрофагальной и лимфоидной систем, а также развития цитокин-опосредованного синдрома системного воспалительного ответа [4–7].

Целью настоящего исследования явилось изучение характера системных метаболических расстройств при прежде­временном разрыве плодных оболочек (ПРПО), патогенетическое обоснование новых объективных критериев возможности пролонгирования беременности при указанной патологии на фоне адекватной комплексной терапии.

Материалы и методы исследования

Проведено комплексное клинико-лабораторное обследование 64 пациенток, находившихся на лечении в ГУЗ Перинатальный центр Саратовской области в 2012–2014 гг. Критериями включения пациенток в исследование явилось осложнение беременности преждевременным разрывом плодных оболочек при сроках гестации 22–34 недели, отсутствие клинических и лабораторных признаков реализации восходящей инфекции, в частности лихорадки, тахикардии, лейкоцитоза с нейтрофильным сдвигом влево в периферической крови.

Критерии исключения: многоплодная беременность, тяжелые формы преэклампсии и экстрагенитальной патологии (артериальная гипертензия, сахарный диабет, гломерулонефрит и др.), наличие у пациентки синдрома задержки роста плода II и III степени.

Контрольную группу составили 40 женщин с физиологически протекающей беременностью с аналогичными сроками гестации.

Комплексное клинико-лабораторное обследование включало оценку общего состояния беременных, 3-часовую термометрию, контроль гемодинамических параметров, количества и характера подтекающих вод, ежедневный клинический анализ крови, исследование вагинального мазка на микрофлору каждые 2–3 дня и бактериологическое исследование отделяемого из цервикального канала на β-гемолитический стрептококк, флору и чувствительность к антибиотикам, а также определение С-реактивного белка в крови 1 раз в 3 дня.

Для антенатальной диагностики состояния плода использовали ультразвуковую фетометрию и плацентометрию, ежедневную оценку индекса амниотической жидкости, а также допплерографическое исследование кровотока в артерии пуповины, аорте плода, маточных артериях и средней мозговой артерии раз в 2–3 дня. Ультразвуковое сканирование в реальном масштабе времени и допплерометрию плодового и плацентарного кровотока проводили на ультразвуковом аппарате Voluson e8 Еxpert, кардиотокографию проводили ежедневно аппаратом Sonicaid Team Cape.

Сравнительная оценка ряда клинико-лабораторных показателей проведена при поступлении беременной с преждевременным разрывом плодных оболочек в стационар (до проведения терапии) и в момент начала родовой деятельности.

Для выявления формирования и степени выраженности синдрома системного воспалительного ответа проводился мониторинг температурной реакции, состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем, лейкоцитарной формулы, белкового спектра крови.

Для реализации поставленной в работе цели, выявления возможности пролонгирования беременности при ПРПО, раннего выявления признаков системной воспалительной реакции проведена оценка содержания в крови промежуточных продуктов липопероксидации (диеновых конъюгатов, малонового диальдегида) общепринятыми спектрофотометрическими методами исследования, а также количественное определение перекисей (OxyStat) на иммуноферментном анализаторе «Alfa Prime» фирмы Meredith Diagnostics (реактивы фирмы Bender Medsystems). Одновременно изучены общий антиоксидантный статус, активность супероксиддисмутазы (СОД) и церулоплазмина с использованием соответственно реактивов «Bender Medsystems» (Австрия) и реактива «Sentinel» (Италия).

Статистический анализ данных проводили с использованием пакета прикладных программ StatSoft Statistica 6.1. Статистически значимыми различия считали при уровне р ≤ 0,05.

Результаты

Как показали результаты комплексного обследования беременных с преждевременным разрывом плодных оболочек, при поступлении пациенток в стационар (до проведения комплексной терапии) не было выявлено классических клинических симптомов развития синдрома системного воспалительного ответа. Тем не менее имелись определенные системные метаболические расстройства, в частности, выраженная диспротеинемия за счет гипоальбуминемии и возрастания уровня в крови α1-, α2-, β-глобулиновых фракций крови (табл. 1). Между тем уровень γ-глобулинов в крови не отличался от показателя группы контроля, что являлось интегративным показателем отсутствия неспецифической поликлональной стимуляции В-лимфоцитов при указанной форме патологии.

В то же время имело место возрастание содержания в крови белков острой фазы, в частности, С-реактивного белка и фибриногена (табл. 1).

В соответствии с данными литературы, формирование несостоятельности околоплодных оболочек может быть обусловлено развитием воспалительного процесса в системе «мать–плацента–плод», характеризующегося типовым освобождением клеточных и гуморальных медиаторов альтерации с последующими нарушениями микроциркуляции, регионарного кровотока и системной гемодинамики, развитием гипоксического синдрома.

В свою очередь, эфферентным звеном деструкции мембран клеток, компонентов межклеточного вещества, образования модифицированных форм белковых и липидных компонентов плазмы крови, клеток и тканей является активация свободнорадикального окисления в связи с образованием активных форм кислорода в условиях гипоксии.

Вышеизложенное определило необходимость сравнительной оценки чувствительности традиционных критериев развития синдрома системного воспалительного ответа с интегративными показателями состояния процессов липопероксидации и антирадикальной защиты клеток при несостоятельности околоплодных оболочек в случаях осложнения гестации ПРПО.

Результаты проведенных нами исследований позволили выявить новую закономерность системных метаболических расстройств при беременности, осложненной дородовым излитием околоплодных вод. Как оказалось, преждевременный разрыв околоплодных мембран возникает на фоне системной активации процессов липопероксидации, о чем свидетельствовало возрастание содержания в крови промежуточных продуктов липопероксидации (диеновых конъюгатов, малонового диальдегида) и показателя суммарного оксидативного статуса (табл. 2).

Состояние антиоксидантной системы крови обнаруживало параллелизм с активацией свободнорадикального окисления, на что указывало возрастание показателя общего антиоксидантного статуса (TAS), активация СОД и повышение уровня церулоплазмина в сыворотке крови (табл. 2).

Читайте также:  Комаровский употребление меда матери при грудном вскармливании грудничкам до года

Таким образом, несмотря на компенсаторную активацию антирадикальных механизмов защиты, имела место интенсификация образования продуктов липопероксидации, свидетельствующая о деградации липидных компонентов мембран клеток и межклеточного вещества в связи с относительной недостаточностью антиоксидантной системы крови. Одновременно имело место повышение уровня молекул средней массы, свидетельствующее о развитии выраженной аутоинтоксикации у обследованных пациенток (табл. 2).

Резюмируя вышеизложенное, следует заключить, что формирование несостоятельности околоплодных оболочек в случаях преждевременного излития околоплодных вод возникает на фоне системных метаболических расстройств в виде развития диспротеинемии, повышения уровня в крови острофазных белков, промежуточных продуктов липопероксидации, нарастания эндогенной интоксикации на фоне относительной недостаточности механизмов антирадикальной защиты биомембран и межклеточного вещества.

Как указывалось выше, одной из задач данного исследования явилось патогенетическое обоснование возможностей пролонгирования недоношенной беременности при ПРПО на основе мониторинга традиционных клинических и метаболических признаков синдрома системного воспалительного ответа и использованных нами показателей состояния процессов липопероксидации и антиоксидантной системы крови.

Для обеспечения возможности пролонгирования беременности пациенток с ПРПО госпитализировали в специализированные палаты, оборудованные бактерицидными лампами; проводилось исследование вагинального мазка на микрофлору каждые 2–3 дня, контроль количества и характера подтекающих вод, 3-часовая термометрия, оценка клеточного состава периферической крови и ее белкового спектра.

Всем пациенткам осуществлялась токолитическая терапия в течение 48–72 часов для проведения курса терапии глюкокортикоидами в целях профилактики респираторного дистресс-синдрома плода. Токолитическая терапия включала использование β2-адрено­миметика — Гинипрала, который вводился внутривенно со скоростью 0,075 мкг/мин и с последующим энтеральным приемом в дозе 2–3 мг/сут. Одновременно назначали антибиотики для профилактики инфекционно-воспалительных осложнений, наиболее часто использовали цефалоспорины III поколения (цефтриаксон в суточной дозе 2 г) в течение 5–7 дней.

Как известно, нарастание уровня острофазных белков при развитии синдрома системного воспалительного ответа обеспечивает ряд защитно-приспособительных реакций, направленных на инактивацию свободных радикалов, инфекционных патогенных агентов и регуляцию коагуляционного потенциала крови [5].

В то же время возрастание уровня острофазных белков в крови, прогрессирующая диспротеинемия свидетельствовали об усилении цитокинопосредованного влияния на функциональную активность гепатоцитов.

В процессе мониторинга комплекса клинико-лабораторных показателей было обнаружено, что у наблюдаемых нами пациенток с ПРПО спустя 10–12 дней с момента начала излития вод отмечено прогрессирование системных метаболических сдвигов, свидетельствующих о развитии синдрома системного воспалительного ответа. Так, имела место дальнейшая активация процессов липопероксидации, достигающая максимума в период начала родовой деятельности у беременных с ПРПО, на что указывало нарастание уровня диеновых конъюгатов, малонового диальдегида и суммарного количества перекисей в крови беременных с ПРПО (табл. 2).

Таким образом, проведенный нами мониторинг традиционных показателей синдрома системного воспалительного ответа и рекомендуемых нами критериев свободнорадикальной дестабилизации биосистем позволил дать объективную оценку общесоматического статуса матери и плода, свидетельствующую о необходимости завершения пролонгации беременности.

На фоне указанной терапии беременность у пациенток основной группы удалось пролонгировать в среднем на 10 дней (10,8 ± 2,4 дня), что привело к спонтанному развитию родовой деятельности, которая завершилась преждевременными родами через естественные родовые пути. Две беременных (3,2%) в связи с наличием рубца на матке при вступлении в роды были родоразрешены путем операции кесарева сечения.

Антенатальной и ранней неонатальной смертности у детей обследованных нами пациенток не было, послеродовый период у наблюдаемых пациенток протекал без осложнений.

  • Адекватная комплексная терапия беременных с преждевременным разрывом плодных оболочек, создание необходимых условий для профилактики инфицирования матери и плода, а также постоянный мониторинг показателей общесоматического статуса, традиционных критериев синдрома системного воспалительного ответа и рекомендуемых нами показателей состояния процессов липопероксидации, аутоинтоксикации и антиоксидантной системы крови позволили пролонгировать беременность у пациенток с ПРПО на 10–12 дней без развития осложнений у матери и плода. Последнее способствовало повышению морфофункциональной зрелости недоношенных детей.
  • Одним из патогенетических факторов несостоятельности околоплодных оболочек и преждевременного излития вод является свободнорадикальная дестабилизация мембран клеток и межклеточного вещества, в качестве объективных критериев которой может быть использована оценка содержания в крови промежуточных продуктов липопероксидации (диеновых конъюгатов и малонового диальдегида) и активности антиоксидантной системы крови.
  • Патогенетически обоснованными критериями прекращения пролонгации беременности у данного контингента пациенток явились возрастание интенсивности свободнорадикальной дестабилизации мембран клеток, усиление процессов аутоинтоксикации на фоне относительной недостаточности механизмов антирадикальной защиты клеток и межклеточного вещества, прогрессирующая диспротеинемия.
  • Сидельникова В. М. Привычная потеря беременности. М.: Триада-Х, 2005. 304 с.
  • Максимович О. Н. Дородовое излитие околоплодных вод: причины, диагностика, ведение беременности и родов // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. Иркутск, 2006. № 3 (49). С. 207–212.
  • Клинические лекции по акушерству и гинекологии / Под ред. проф. А. Н. Стрижакова, А. И. Давыдова, Л. Д. Белоцерковцевой. М.: Медицина, 2000. 379 с.
  • Активация липопероксидации как ведущий патогенетический фактор развития типовых патологических процессов и заболеваний / Под ред. В. М. Попкова, Н. П. Чесноковой, М. Ю. Ледванова. Саратов: Изд-во СГМУ, 2012. 366 с.
  • Зайчик А. Ш., Чурилов Л. П. Основы общей патологии. Ч. 1. СПб: ЭЛБИ, 1999. 618 с.
  • Кетлинский С. А., Симбирцев А. С. Цитокины. СПб: Изд-во Фолиант, 2008. 552 с.
  • Инфекционный процесс / Под ред. Н. П. Чесноковой, А. В. Михайлова. М.: Академия естествознания, 2006. 434 с.

Л. И. Дятлова* , 1 , кандидат медицинских наук
Н. П. Чеснокова**, доктор медицинских наук, профессор
И. Е. Рогожина**, доктор медицинских наук, профессор
Т. Н. Глухова**, доктор медицинских наук, профессор

* ГУЗ Перинатальный центр СО, Саратов
** ГБОУ ВПО СГМУ им. В. И. Разумовского МЗ РФ, Саратов

Для выявления формирования и степени выраженности синдрома системного воспалительного ответа проводился мониторинг температурной реакции, состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем, лейкоцитарной формулы, белкового спектра крови.

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.

Оцените статью
Вся медицина: симптоматика и лечение всех видов болезней