Как сделать чтобы ребенок умер

не читала тему
одно скажу
у одной хорошей знакомой умер малыш в 6 мес от синдрома ВСМ, я в душу к ней не лезла с вопросами как она, но она через год уже родила сына и через год еще одного, сейчас двое парнишек, первый тоже был мальчик

вторая долго не могла забеременеть потом наконец то долгожданное чудо, но в 8 мес ребенок умер, вернее нашли патологию еще в утробе но родила уже зная что не выживет, это было 4 года назад, она не может забеременеть до сих пор
она рассказала что ей приснился этот малыш голый и говорит мама мне холодно, несколько раз снился, она сходила к какой то бабушке, бабушка ей посоветовала дать ему имя и отпеть (в церкви не крещеных не отпевают) она сделала так не сказав в церкви что он не крещеный и больше он ей не снился

😥 ..Прочитала Вас и волосы дыбом встали! Это просто Сайлент-Хил какой то. А врачи.. Я искренне соболезную Вам!
Слава Господи у нас врачи были просто Замечательные. И тактичные и сделали ВСЕ что от них зависит, чтобы роды прошли на Высшем уровне. Рожала кстати в ОПЦ ( через знакомых договаривались) И палату нам с мужем ДО/после выделили отдельную, муж со мной лежал. Пошли на встречу так сказать..

Девочки, вот получила письмо от своей можно сказать наставницы.. Так тепло мне от него на душе сразу стало.. Появился даже луч Надежды в конце тоннеля.
Хочу чтобы прочитали еще Мамочки, с которыми случилось такой горе..Может поможет и успокоит..

Наконец, могу Вам спокойно написать.

Благодарю Вас от души за оказанное мне доверие и за Вашу откровенность! Для меня это очень ценно и важно! Вы очень правильно сделали, что не замыкаетесь в себе и обратились за помощью.

Я искренне сочувствую Вашему горю. И чувствую глубину вашей утраты. Я сама мама.

И уважаю Выбор Вашей души пройти такой болезненный опыт. Не нужно винить себя ни в чем. ВЫ СДЕЛАЛИ ВСЕ ПРАВИЛЬНО! И я уверена, что вы замечательная, чудесная, любящая мама своей и старшей дочери, и малышке, которая выбрала не рождаться на свет. Не потому, что вы плохая мама и сделали что-то неправильно, просто это выбор ее души. И даже если сложно сейчас это принять.

И душа Вашей дочери сейчас страдает от того, что Вы не отпускаете ее. И Вы плачете сейчас о себе и своей потере.

Одна из моих миссий — быть проводником — ваша неродившаяся дочь просит Вас принять ее выбор и отпустить, дать ей возможность уйти сейчас, чтобы воплотиться позже, возможно, в вашей семье. Она просит Вас думать о ней легко и радостно, с любовью, так, как вы чувствовали себя, когда были беременны, вспомните, как вы были счастливы. Еще неродившийся ребенок подарил вам столько прекрасных моментов, сблизил вашу семью, пошлите ей мысленно благодарность, поблагодарите ее за то, что она была с вами, расскажите ей о том, сколько счастья она принесла в Вашу жизнь и жизнь Вашей семьи. И отпустите ее.

Она очень счастлива, что пусть даже на такой короткий срок она была вместе с вами.

Прошло еще слишком мало времени, и это невыносимо больно потерять своего ребенка, еще и так, как это произошло с Вами. Дайте себе время, но обязательно сделайте этот ритуал отпускания. Это очень важно. Возможно, не сейчас, позже. 40 дней.

Прямо сейчас сижу и посылаю Вам свет, любовь, сострадание и окутываю им всю Вас, как теплым уютным покрывалом, чтобы хоть немного смягчить боль и страдания Вашей души. Я просто сижу рядом и обнимаю, молча, без слов. И дарю свет и любовь. Обнимаю. и я рядом.

Благодарю Вас от души за оказанное мне доверие и за Вашу откровенность! Для меня это очень ценно и важно! Вы очень правильно сделали, что не замыкаетесь в себе и обратились за помощью.

Елена потеряла ребенка во время родов более 10 лет назад, но до сих пор об этом не может забыть. Она написала в редакцию эмоциональное письмо, в котором описала свои чувства. Мы узнали, где искать помощь женщинам, которые потеряли ребенка, и как восстановиться после такой жизненной трагедии. А еще спросили у психолога, как вести себя близким людям в этой ситуации.

У Елены с мужем 6 лет не получалось завести ребенка. А когда пропала надежда, на тесте появились заветные две полоски.

— На втором месяце беременности у меня открылось кровотечение. Какое-то время я пролежала в больнице, но врачи пришли к выводу, что ребенка сохранить не удастся и нужно делать «чистку». Я согласилась. После этого я еще 5 дней провела в больнице, пропила антибиотики, а перед выпиской меня отправили на УЗИ, чтобы удостовериться, что все хорошо с маткой. Во время обследования выяснилось, что плод остался.

Врачи хотели провести выскабливание матки повторно, но на этот раз Елена отказалась. Из больницы ее выписали под личную ответственность. Дальше беременность протекала хорошо. На 38-й неделе женщина пошла к своему гинекологу, но аппарат КТГ не работал, и врач просто послушала сердцебиение ребенка через трубочку. Через несколько дней Елена должна была ложиться в больницу на плановое кесарево сечение, но после посещения врача у нее начались схватки. На скорой ее отвезли в роддом, где сердцебиение ребенка уже плохо прослушивалось. Врачи сделали кесарево сечение.

Отходя от общего наркоза, Елена услышала, как врачи говорили о рождении мертвого ребенка. А когда пришла в себя, никаких бесед и объяснений ситуации не последовало.

— До сих пор не могу забыть отношение врачей в роддоме. Меня положили в палату с женщиной, которая родила! То есть ей принесли ребенка, а я, еще толком не отойдя от наркоза, спросила: «А где мой ребенок?» Врач в грубой форме ответила: «А вы что, не помните ничего? Ваш ребенок умер». У меня, конечно, началась истерика. Мне просто говорили «не орать». А когда я немного пришла в себя, спросила: «Зачем вы меня сюда положили?»

Через день Елену перевели в другое отделение — к беременным, а ребенка забрали на гистологическое исследование.

— Я две недели ждала, пока готовились анализы, нашла врача, который делал вскрытие, позвонила ему, но он сказал, что с ребенком все было хорошо, никаких патологий не было обнаружено. От чего умер малыш, врач не смог ответить.

Ребенка героине так и не отдали, она не смогла его похоронить.

— Я вообще не знаю, как пережила тот момент. До сих пор не понимаю, что делают с этими детьми. Все эти годы меня терзает то, что ребенка мне не показали, мы его не похоронили, у него нет ни имени, ни могилки. Ничего! А я же мать: я не могу забыть. Боль меня преследует все эти годы. Я живу с этим и даже не могу сходить к ребенку на могилку.

Елена говорит, что эта трагедия очень сплотила ее с мужем. Сегодня в семье растут двое сыновей: старший ходит в четвертый класс, младший — в третий. Но потеря первого ребенка навсегда останется в памяти.

— Я очень сильный человек, но иногда на меня накатывает отчаяние. Хорошо, что у меня потом родились дети, а могло ведь и не быть их после того, что произошло.

Этапы проживания горя, которые проходят родители

1. Отрицание. На этой стадии родители отказываются верить в произошедшее, не хотят слышать правду. Женщины могут чувствовать шевеления и толчки в животе, слышать плач ребенка. Это нормальные реакции, психике нужно время на адаптацию.

2. Агрессия. Родители проявляют сильный гнев по отношению к окружающим, ищут виноватых. Обычно достается врачам и другому медперсоналу. Но могут обвинять и друг друга.

3. Торг. условий, которые можно выполнить, чтобы исправить положение. Этой стадии может и не быть.

4. Депрессия. Потеря смысла жизни, нарушение сна и аппетита, тоска. Именно этого периода часто хотят избежать. Но без него невозможен переход на следующий уровень.

5. Принятие. При мыслях о потере возникает светлая грусть. Энергия переключается на новые отношения и занятия.

Психолог подчеркивает, что важно прожить все эти стадии, иначе эмоции останутся внутри и могут вызвать такие неприятные последствия, как:

  • клиническая депрессия;
  • психосоматические заболевания;
  • отсутствие эмоционально глубоких отношений;
  • гиперопека над другими детьми.

— Психика должна переработать травматичное событие, а это требует времени, — объясняет психолог. — Желание слишком быстро избавиться от детских вещей дома говорит о том, что родители отказываются переживать боль. Такая реакция часто встречается: мы не любим делать себе больно. Но убегание лишь растягивает острый период. Поэтому более экологично для родителей разрешить себе переживать все возникающие чувства: боль, злость, бессилие, разочарование и др. Когда они почувствуют в себе силы, стоит попрощаться с малышом. И да, при желании можно оставить пару вещичек на память.

В Беларуси плод, который погиб до 22 недель, утилизирует больница. Если младенец погиб позже или во время родов, тело разрешат забрать по заявлению (но не все об этом знают). Психолог отмечает, что возможность похоронить ребенка очень важна для некоторых родителей.

— Похоронить малыша, попрощаться с ним, сказать важные слова — все это очень важный ритуал. Мы, психологи, обязательно делаем это позже, в наших кабинетах, с теми, кто находит в себе силы попросить помощи.

Как помочь родителям, пережившим такое горе?

Не всегда близкие и друзья понимают, как поддержать родителей, потерявших ребенка. Психолог говорит, что в такой ситуации паре сложно заниматься бытом, поэтому помощь будет не лишней.

— Ответ на вопрос «Что делать?» зависит от эмоционального состояния пары и ваших с ней отношений. Однозначно можно и нужно предложить свою помощь. Например, побыть со старшими детьми. Позаботиться о физиологических потребностях (покормить, предложить поспать). Слушать, не переубеждая! Дать возможность пережить все возникающие чувства. Если ваш близкий человек хочет плакать — пусть плачет. Хочет кричать — пусть кричит. А иногда нужно оставить пару в покое — и это будет самая лучшая реакция.

Часто ли пары распадаются после смерти ребенка?

Потеря ребенка — серьезный кризис для семьи, и не каждая пара может с ним справиться, говорит психолог.

— Да, к сожалению, семьи иногда расстаются после таких трагедий. Обычно супруги реагируют на потерю одним из следующих способов:

  • Сплачиваются внутри семьи, снижая частоту общения с друзьями, коллегами и т.д. ;
  • Изолируются друг от друга, предпочитая переживать горе в одиночестве;
  • Горюет только один член семьи, остальные его не поддерживают, а зачастую делают объектом агрессии;
  • Замещают потерянного ребенка (в течение года рожают следующего);
  • Организовывают семейный симптом, например, старший ребенок начинает серьезно болеть или демонстрирует проблемы в поведении. Это позволяет родителям как бы переключиться и не уходить в горевание. Семейный симптом — явление бессознательное, проконтролировать его появление невозможно.

Все вышеперечисленные реакции на утрату ребенка мешают родителям в полной мере прожить свое горе и отреагировать на все связанные с этим эмоции, объясняет Марьяна.

— Находиться в атмосфере замершего горя очень тягостно. И супруги начинают искать глоток свежего воздуха: в других отношениях, в погруженности в работу, в алкоголе и т.д. Кроме того, когда мы анестезируем одни эмоции, автоматически замораживаются и все остальные. Из отношений мужа и жены уходят тепло, нежность, которые являются «клеем» для отношений.

Потеря ребенка — серьезный кризис для семьи, и не каждая пара может с ним справиться, говорит психолог.

Он своим появлением перевернет все

Если вы карьеристка у вас никогда не будет подходящего времени чтобы завести детей. Дети цветы жизни, и как всякие цветы их надо вовремя «посадить». Кстати сколько вам лет?
Вы не представляете какое это счастье ребенок. Признаюсь я сам узнав о беременности сестры немного растроился. Как? она только начала учится и уже в академ, еще не нагулялась, портит свою жизнь и все такое. Но сейчас я в племяннике души не чаю, он маленький источник счастья. Я не могу представить как это так чтобы его небыло. Сейчас кажется что он появился в самый подходящий момент. Все как то само собой складывается так как должно быть, как будто он пришел к нам со своим «приданым», как будто нам вручили его долю. Наверно правильно говорят «если бог дал ребенка даст и на ребенка».
В то же время мне становится грустно, даже если в ближайший год у меня получится родить ребенка то к его совершеннолетию мне уже будет почти 50,а здоровье у меня не очень до 70 врятли дотяну, т.е. я рискую не увидеть внуков. Перспектива не очень радует.
Радуйтесь, вы волшебница, вы создаете новую жизнь, нового человека.

Читайте также:  Как проходит первая овуляция после выкидыша

Нужен ли вам совет? правильный, дельный, вы должны сами принять решение

не перекладывать ответственность за уже зародившееся чудо, хотя ваш муж намного мудрее вас и принял свое решение, не надо терзать себя этими греховными мыслями, Бог вас благославил, вы уже сделали свой выбор в пользу ребенка, будьте счастливы каждый день, никакая карьера не стоит семейного счастья, поверьте мне, я это точно знаю, ребенок выростит и все будет хорошо, с рождением ребенка ваше мировоззрение поменяется и вы увидите жизнь другими глазами, неужели вы хотите всю жизнь прожить с угрызением совести, сегодня карьера, а завтра может быть и крах, а ребенок будет у вас всегда. Любите и будьте любимы и все у вас тогда сложится, слушайте свое сердце.

Вам нужно покаяться за подобные мысли, чтобы не родился больной инвалидный ребёнок или какой-нибудь олигофрен. Ребёнок внутри вас слышит ваши мысли, чует ваше отношение к себе. Много случаев когда зародыш замирал, т.к. не хотел рождаться нежеланным.Нежеланные дети уже в утробе приговорённые матерью к несчастливой жизни. Может этот ребёнок потом вас наказать за ваши мысли.И вы будете нести действительно свой крест без карьеры. Срочно очиститесь,попросите прощения у ребёнка. И все мысли должны быть о том, чтобы родился здоровый ребёнок.

нельзя так думать. тем более что муж вас поддерживает.

Думаете только о себе, а ведь ваш мч вас поддерживает, не бросил. А меня бросили, сейчас на 7 месяце, и я стараюсь не отчаиваться, хотя простая студентка и очень тяжело.. Отбросьте эти мысли, всё в этой жизни к лучшему.

как говорится, карьера дело наживное.

значит так было судьбой уготовано именно в этот момент забеременеть, любите своего ребенка, вот он родится и станет самым главным человеком в вашей жизни, никакая карьера не стоит жизни и здоровья ребенка, вашего еще не родившегося ребенка. Поверьте, захотите и после рождения построите просто отличную карьеру. Карьеру можно всегда успеть сделать, а ребенка увы не всегда, возраст не дремлет.

Ты радоваться должна. Люди всю жизнь живут и не могут ребенка зачать, а ты его убиваешь, ещё не родивши его.

возврата нет, так что не оглядывайся назад

обитай в форуме беременных, там такая хорошая атмосфера. Еще некоторые встречаются в парке. Прочитай рассказ про аборт. Я читала во время беременности, плакала, сразу мысли на место встали. Солнышку 9 месяцев и я вообще не могу представить жизни без него, готова горы свернуть, лишь бы видеть улыбку кровинушки. Карьера- это миф, сейчас есть, а завтра повернется спиной, а счастье будет всегда, главное беречь.

моя хорошая не надо так нехорошо думать

поверьте материнство — это счастье, не стоит жалеть о якобы карьерном росте, нужно понимать всему свое время, если судьба сделать карьеру — быть тому!А ваш мч очень надежный значит это тоже плюс) Удачи!

женщину карьерный рост не украшает.

по природе женщина должна иметь детей, а у кого их нет, те просто сами не захотели или из-за низкого социального уровня не захотели.

вдуг щас аборт сделаешь а потом родить не сможешь? женщин которые идут на аборт об этом не думают. но проблемы потом имеет большинстсов. карьера никуда не убежит

Дуреха, рожай и ни о чем не жалей.

Я так же как ты думала, а потом всё обернулось болезнью после аборта и крахом карьеры. Сейчас раскаиваюсь, но ничего не вернешь. Дура была, был бы и ребенок и профессия.

О будущем надо думать. Будете старой никому не нужной пенсионеркой, кто о вас заботится будет?

Если не хотели ребенка нужно было предохраняться.

Да что сейчас это говорить. Рожайте и гоните от себя эти мысли. Мне правда иногда тоже приходили подобные мысли но с другим смыслом: что будет вдруг я не смогу его выносить? И становилось страшно. Сейчас смешно за свои страхи. Моя сладость рядом греет мое сердце:).

У меня сестренка во время беременности

не хотела ребенка, грозилась мужу абортом (эт так игралась на протяжении всей беременности, типа шантаж и способ управления), была частенько на нервах. В конечном итоге лежала несколько раз на сохранении. Родила совершенно больного ребенка.
Мы как узнали, так и подумали «доигралась, накаркала дура»:((
Сейчас всем миром помогаем малышу поправить здоровье.
Из-за таких беременных мамаш страдает ребенок. По мне раз сказала аборт- сделай, не делаешь так рот свой закрой и не думай об этом.
Мысли материализуются :(((

скорее всего вы не любите своего мужа , а он вас любит, раз хочет этого ребенка если будете разводиться не цепляйтесь за ребенка отдайте его мужу он этого достоин уже сейчас , но себя не вините есть еще надежда если будете кормить ребенка грудью любовь к этому ребенку сама проснется и вы будете стесняться своих теперишних мыслей , а вообще ребенок уже сейчас чувствует ваше отношение к нему и ему грустно, ведь он вас совсем не беспокоит? значит не хочет с вами разговаривать

Ребёнок- счастье,люблю дочь. Рожайте и все в вашей жизни получится! Карьеру успеете сделать!

жаль таких карьеристок. посмотрите как жалко смотрится актриса Мирошниченко

ребенок дает новый шанс в жизни, подталкивает вперед только.
ивы просто заблуждаетесь в своих ужасных мыслях.

это очень плохо.я была беременная(давно)и с мужем че то ругались -и я тоже так часто думала в начале об оборте.короче отношения с мужем наладились-но теперь то я точно знаю насколько мысли материальны.Я его выносила,ребенку 17 лет. он просто неуправляем,и кажется делает все чтобы испортить свое будущее.думай о хорошем)) и удачи

Как так можно говорить. это ужасно.

Кукушка какая-то. Каждый человек (ребенок) имеет право на жизнь. А аборт- это убийство, желание смерти ребенка- это вообще преступление какое-то! Притом, если смерти желает собственная же мать. Бывают же. нет слов!

а что вы хотите от молодой девушки? ведь сейчас такое общество. дети и молодежь ориентированы только на деньги, карьеру и все такое. в любом случае то, что она заблуждается это не ее вина. я сам в молодости был продуктом неправильного воспитания. сделал кучу огромных ошибок. только пройдя через страдания и обломы пришел-таки к нормальным человеческим ценностям.
во всяком случае пока она носит плод. пусть родит. а там видно будет. легко сказать просто «дура».
хочу обратиться к автору. то, что ты сомневаешься уже хорошо! значит, есть в тебе правильное начало. оно борется с твоими установками, которые тебе внушены обществом и людьми.
карьеру ты все равно сделаешь. карьера ведь зависит не от случайностей или везения. она зависит от самого человека. если ты целеустремленна, любишь работу, не боишься рисковать и брать отвественность — ты в любом случае состоишься. сама подумай. у тебя же все равно в планах есть пункт рождения ребенка. может только позже. ну представь, твой ребенок почему-то не родился. ты делаешь свою карьеру, но от себя не уйдешь. потеря ребенка все равно будет тебя преследовать. это будет очень сильный стресс. потом карьера процесс долгий, на всю жизнь. и часто она бывает разной. то есть в карьера в определенный момент может приостановиться или пойти назад. тогда еще хуже может стать. будешь думать:вот дела не заладились и еще ребенком пожертвовала.
а ребенок будет и на душе легче будет. материнский долг исполнен, можно карьерой спокойно заниматься уже без перерывов. а то ведь как бывает: женщина успешна в карьере, все пора ребенка. а пока делала карьеру муж уже сбежал-надоело ждать, здоровье уже не то и т.д. а тут еще большей стала начальницей и совсем нет времени и часто еще просто не можешь забеременеть.
такие примеры везде. подруги жены тоже занимались карьерой. щас сидят ни мужа, ни детей. да и карьера уже не нужна.

не хотела ребенка, грозилась мужу абортом (эт так игралась на протяжении всей беременности, типа шантаж и способ управления), была частенько на нервах. В конечном итоге лежала несколько раз на сохранении. Родила совершенно больного ребенка.
Мы как узнали, так и подумали «доигралась, накаркала дура»:((
Сейчас всем миром помогаем малышу поправить здоровье.
Из-за таких беременных мамаш страдает ребенок. По мне раз сказала аборт- сделай, не делаешь так рот свой закрой и не думай об этом.
Мысли материализуются :(((

Потеря близкого человека оборачивается пустотой и ворохом старых фотографий. Что чувствует мать, когда 18-летний сын умирает от остеосаркомы? СПИД.ЦЕНТР републикует статью Катерины Киселевой, опубликованной нашими коллегами на белорусском проекте «Имена», о борьбе за жизнь и смерть без боли.

В деревне Синие Горы в Смолевичском районе, конечно, никаких гор нет. Это небольшая деревушка в поле, продуваемая со всех сторон ветрами. Дом Елены и Игоря, родителей Даника, большой, уютный, теплый, очень домашний. И очень тихий. Мы сидим с мамой на веранде. Она говорит спокойно, рассудительно, много курит, иногда плачет, когда рассказывает о том, как Данику было больно жить и умирать, о том, как больно и тяжело ей жить сейчас. На кухне по телевизору идет развлекательное шоу, за окном в вольере воет собака, кошка поймала мышь и принесла «трофей» похвастаться хозяевам, муж собирается в хозяйственный магазин — надо доделать свет на веранде, громко тикают настенные часы. Жизнь вокруг идет своим чередом. А Елена не знает, как ей жить дальше.

— Самый лучший принцип в такой ситуации: бог дал — бог взял. Я с этим даже не спорю. Так и есть. Но у меня он не срабатывает. Я понимаю, дал-взял, а мне что делать? У нас вот какие основные советы? Например, «крепись!» А это как? Или вот «ничего, жизнь продолжается». Это у тебя она продолжается, а у меня — нет. Или «займись чем-нибудь». Ребята, вы чего? А я до этого чем занималась в жизни? Я что, сидела, на луну плевала? Мы все работали. Это не помогает: ни заняться, ни крепиться. Когда Даня ушел, я не нашла никакого варианта лучше, чем строить сад. Начала все выстригать, пересаживать. Это дико тяжелый труд, который прям валит с ног. И что? Это ничего не меняет. Это не помогает.

Данику (в желтой жилетке) 3 года. Он только что закончил долгое лечение от рака, выздоровел и встречает Новый год с семьей, Дедом Морозом и Снегурочкой. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

Елена все понимает. Что все мы рано или поздно умрем, что жизнь подчиняется смерти, и изменить это мы не можем. Что тяжелая болезнь ее сына, онкология, это не наказание, а просто болезнь, которой болеют многие и от которой многие умирают. Она понимает, что не виновата и сделала для своего ребенка все, что могла. Но пока не может понять, как принять его смерть. Потому что это — ребенок. А ребенок — это всегда больше, чем ты сама. Это твое продолжение, которого у Елены больше нет.

Он мечтал стать рок-музыкантом

Даник мог умереть сразу после рождения. Он родился с опухолью, которая обычно бывает доброкачественной и неопасной для жизни. И лишь у небольшого процента детей она злокачественная. И Даня попал в этот небольшой процент.

Три года родители боролись за его жизнь и выздоровление. Мальчик перенес тяжелую операцию и долгое лечение. И выздоровел. Стал, как все дети. Только немного прихрамывал из-за пережитой операции. Он жил обычной жизнью, ходил в сад, потом — в школу, любил с мальчишками лазить по стройкам и, несмотря на хромоту, играл в футбол и даже занимался паркуром.

У Даника было детство обычного ребенка. Он ходил в школу, как и все мальчишки, любил лазить по стройкам, занимался паркуром. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

Читайте также:  Левый и правый яичник близко к матке

А в апреле 2015, когда Данику вот-вот должно было исполниться 16, он стал жаловаться на боль в ноге. Родители сразу заподозрили, что, возможно, болезнь вернулась. Врачи провели две диагностические операции, чтобы выяснить, что с ним, но ничего не нашли. Другие анализы тоже ничего плохого не показывали. А боль в ноге нарастала.

В итоге выяснилось, что болезнь не просто вернулась, а в еще более агрессивной форме. Остеосаркома, рак кости, один из самых тяжелых видов онкологии, III стадия.

«Он говорил до самого конца, что гитара — самая лучшая вещь в его жизни»

До ноября Даник проходил долгое лечение. Ему назначили несколько курсов химиотерапии, пока опухоль не уменьшилась до размеров, чтобы ее можно было оперировать. Но к моменту операции мальчик был настолько измучен и ослаблен перенесенной «химией», что у врачей были сомнения, переживет ли он операцию, выйдет ли из наркоза. Операция планировалась сложная, многочасовая, после нее Даника должны были ввести на несколько дней в искусственную кому, из которой он мог не выйти. И Елена решила буквально купить его выздоровление — подарить электрогитару, о которой Данила давно мечтал. Чтобы у него был стимул проснуться и жить.

— Выходи из реанимации — будет тебе гитара, — сказала она сыну.

И он вышел. Через два часа после операции Даник сам проснулся, через день — начал выдергивать из себя кислородные трубочки, с которыми было трудно дышать. А через три дня его перевели из реанимации в обычную палату. Он получил свою гитару, заслуженную, трофейную. Елена еще до операции договорилась с магазином, что в какое бы время она ни позвонила, хоть ночью, ей организуют доставку гитары в больницу. Инструмент привезли прямо на этаж, в палату.

Самая дорогая вещь в жизни Даника — электрогитара. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

— Даник эту гитару схватил сразу и уже не выпускал из рук, — Елена вспоминает такие моменты с теплотой и улыбкой. — Он говорил до самого конца, что это самая лучшая вещь в его жизни. Самое дорогое для него.

Даник мечтал стать музыкантом, шок-рокером, как Мерилин Мэнсон. Он сочинял музыку, писал тексты на английском языке. Строил большие планы на жизнь. Но болезнь оказалась сильнее. После проведенной в ноябре операции он до лета прошел еще несколько курсов химиотерапии. Но все это долгое изнурительное лечение помогло меньше, чем на год. В апреле 2017 у Даника опять случился рецидив. Опять больница, анализы, обследования. И долгое ожидание вердикта врачей. Консилиум постоянно откладывался. А парень ждал и надеялся, что врачи смогут ему помочь. Он, тогда еще 17-летний мальчик, был согласен даже на то, чтобы ему ампутировали ноги, если это поможет сохранить жизнь.

Последняя песня Даника

Тогда же, в апреле прошлого года, я познакомилась с Даником. Он сидел на диване в игровой комнате больницы, уставший, слабый, немного взлохмоченный и очень худой. Он все время потирал правую ногу. Она болела. Но ни слова не говорил о боли. Он говорил о будущем, о мечтах, о том, что такое одиночество и о том, что не понимает, почему подростки кончают жизнь самоубийством, ввязываясь в непонятные игры в соцсетях.

— Ну как можно человека заставить покончить с собой? — удивлялся Даник. — Они угрожают, что вычислят по IP адресу? Я проверял — ничего не вычислят.

Он и правда очень хотел жить. Но через пару недель после нашей встречи врачи вызвали маму на консилиум и вынесли приговор: помочь ничем не можем, лечения нет, операции не будет, собирайтесь домой.

Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

Елена с самого начала болезни договорилась с сыном: как бы ни было сложно и больно, он всегда будет в курсе, что с ним происходит. Все разговоры с врачами, обсуждения проходили при нем. Он так же, как и мама, задавал вопросы, интересовался, какие у него прогнозы и какие есть пути к выздоровлению. Мама уверена, что скрывать что-то от Данилы было бы неправильно, нечестно, да и смысла в этом никакого не было.

по теме

Лечение

«Живите, сколько можете». История Лены с гепатитом, от которой отвернулись люди

— Он был самый заинтересованный человек в своей жизни. В своем лечении и своей судьбе он принимал участие в первую очередь. Если не вы сами за себя, то кто за вас?

Поэтому, когда врачи сообщили Елене, что вылечить Даника нельзя, она просто напрямую, открыто рассказала об этом сыну.

— К тому моменту он был очень взрослый и сознательный, сильный духом человек. Он понимал, что время его тикает. И что если он хочет что-то сделать, это надо сделать. И если он хочет что-то получить, он должен это получить.

В конце мая прошлого года Даник вернулся домой. Умирать.

Через два месяца после возвращения он написал свою последнюю песню. Вместе с мамой.

— Данюша очень хотел написать песню о том, что он умирает. Долго сочинял мелодию, а меня попросил написать текст на русском языке. Я написала. Он прочитал и сказал: «Я не смогу такое про себя спеть, у меня не хватит сил».

Даник дома. Он сам научился играть на гитаре, сочинял песни и мечтал стать рок-музыкантом. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

Доктор с мечом

Состояние Данилы быстро ухудшалось. Он слабел. В августе мальчик перестал ходить. Но самым невыносимым, вспоминает Елена, было слышать, как твой ребенок воет от боли, а ты ничего не можешь сделать, чтобы хоть немного облегчить ее.

При выписке из онкологической больницы врачи написали для Данилы рекомендации, какие поддерживающие лекарства ему надо принимать и чем снимать боли. Этим рекомендациям и следовал онколог местной поликлиники. Но выписанные обезболивающие препараты не помогали. Они были очень слабые и в небольших дозах. А когда папа Игорь объяснял врачу, что мальчику больно, что ему нужен более сильный препарат — морфин, врач назначил в дополнение к бесполезным, не снимающим у Даника боли лекарствам, 1 мл морфина.

«Сказала сыну: если будет невыносимо, я сама тебя убью»

Но этого было мало. Даниле нужно было гораздо больше. У мальчика боли были настолько сильные, что в какой-то момент он просто хотел покончить с собой: наглотаться таблеток и умереть, чтобы больше не мучиться, чтобы не мучить своих близких.

— На это я ему сказала: «Я откажусь от тебя, если ты это сделаешь», — вспоминает Елена. — «Но если будет невыносимо, я сама тебя убью».

Ему было больно. Очень. Костные боли снять почти невозможно. Они заглушаются, но не перестают, кости болят, болят, болят.

Елена стала искать в интернете, как помочь Данику. И наткнулась на сайт Белорусского детского хосписа. В больнице, где они лечились, хоспис всегда звучал как приговор, как что-то страшное, безнадежное — то, чего все боялись. Но когда Елена начала читать о хосписе на сайте, поняла: сформированный в ее голове образ совсем не соотносится с тем, что написано. Она и подумать не могла, что на самом деле хоспис — это помощь.

Такого пузырька с морфином Данику хватало на один день. В нем — 20 миллилитров. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

На следующий день папа Игорь приехал в детский хоспис с одним вопросом: «Что нам делать дальше?»

— Когда я увидел в документах диагноз Даника, сразу понял, что у мальчика очень сильные боли, при саркомах они гораздо сильнее, чем при других онкологиях, — вспоминает Павел Бурыкин, врач Белорусского детского хосписа. — При таком диагнозе должны идти огромные дозировки морфина. А я увидел хаос в его обезболивании.

Вместе с папой Павел Сергеевич сразу поехал к Данику, осмотрел его и назначил новую схему обезболивания. Потом врач и папа отправились в местную поликлинику. Павел Сергеевич отдал свое назначение местному онкологу, чтобы тот выписал рецепты на препараты, а сам отправился к заведующей поликлиники разъяснить ситуацию, чтобы у этой семьи больше не было проблем с обезболиванием умирающего ребенка. И надо отдать должное местным врачам, которые согласились с назначением и стали выписывать мальчику необходимое ему обезболивание.

— И нам, конечно, стало легче, — вспоминает Елена. — Павел Сергеевич — это человек с большим мужеством, который поднимает меч. Он большой молодец. Нам повезло. Он четко и конкретно решил этот вопрос. Я не нервничала, не бегала, не психовала. С тех пор он постоянно пересматривал дозы, увеличивал по мере надобности, и нам их выдавали. Когда под самый конец таблетки морфина не помогали, мы стали вызывать «скорую», чтобы сделали укол. У нас в конце «скорая» приезжала 5-6 раз в сутки. Это тоже Павел Сергеевич назначил, чтобы они приезжали и обезбаливали. Потому что система очень интересная: вы не можете вызвать скорую столько, сколько вам нужно. Если у вас прописано врачом раз в сутки, то они и приедут один раз в сутки, и все.

по теме

Лечение

Преодолевая темноту: борьба с гепатитом С в Украине

— К сожалению, это большая проблема, — говорит Павел Бурыкин. — Наших врачей не учат в университетах, как правильно обезболивать. Вот я помню, когда сам учился в мединституте, мы проходили на фармакологии, что есть такой препарат «морфин». А где он и как он применяется, этого не объясняли. Про паллиатив вообще никто не говорил. Хотя по закону, если взрослый или ребенок, которому нужно обезболивание, обратится в поликлинику, где есть лицензия на наркотики, участковый врач должен выписать то, что нужно. Без всяких других подписей! Без онкологов, без заведующих отделением, начмедов и так далее. Другое дело, что врач просто не знает, как, где, что… И эту проблему надо как-то решать.

Местный онколог, который не знал, как правильно обезболить Даника, не исключение. Будущих врачей в мединститутах не обучают, как правильно обезболивать, у нас до сих пор нет отдельной специальности «врач паллиативной помощи». Специалисты хосписа читают лекции на кафедре БелМАПО о том, как правильно обезболивать тяжелобольных умирающих детей. Но этого недостаточно. Один хоспис просто не сможет охватить всех врачей страны и обучить каждого. Нужен системный подход. Даже недельного курса в мединституте будет достаточно, чтобы специалист в любой местной поликлинике смог назначить ребенку или взрослому эффективную схему обезболивания.

Как хоспис поддержал семью

Специалисты хосписа помогли не только с обезболиванием. С мамой общалась психолог, поддержала ее, после чего Елене тоже стало легче:

— Родители спрашивают часто: «За что мне это?» Психолог переводит их в плоскость «Зачем мне это?», чтобы снять с родителей груз какой-то вины. Я тоже считаю ошибкой думать, что болезнь ребенка — это какое-то наказание. Я не думаю, что сидит там кто-то наверху, взвешивает ваши мелкие гадости на весах и наказывает вас смертью ребенка. Вот если бы было так: есть десять преступников и у них семь больных раком детей, а все вокруг здоровые, тогда бы мы говорили, что есть взаимосвязь. А так я не вижу. Большинство людей — это средняя масса, у них и проступков-то как таковых не может быть, но они так же болеют и так же умирают. И вы не можете это изменить.

Старший брат Артем навещает Даника в детской онкологической больнице. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

А еще каждую неделю к ним приезжала медсестра из хосписа Оксана, которая помогала ухаживать за Даником, привозила необходимые вещи для ухода: пеленки, салфетки, катетеры. А еще то самое важное и ценное, необходимое каждой семье, где есть тяжелобольной умирающий ребенок — поддержку и уверенность в том, что есть люди, к которым можешь обратиться в любой момент, и тебе помогут.

— Самое главное, что они дают — небезразличие. Ты понимаешь, что есть кто-то, кто понимает твои нужды. Когда умирает ребенок, это может тянуться достаточно долго. И это напряженно. Потому что человек, который ухаживает, живет жизнью своего ребенка. Он в стрессе. Он ночью спит и слушает ребенка, встает к ребенку, кормит ребенка, для себя у него уже ничего нет. Ни личной жизни, ничего.

И хоспис разгружает человека. Вот к нам приезжала медсестра Оксана. И мой Данила с большой симпатией к ней относился. Потому что она приехала, посмеялась, пощебетала. Она принесла с собой свежий воздух, свежие эмоции. А еще какие-то салфетки, пеленки, которые необходимы, по принципу: сегодня не надо — пусть будет, а завтра, может быть, понадобятся. Так у нас с катетерами получилось. Мы ими не пользовались почти до конца. Он мальчик был взрослый, не хотел. Но она привезла их, поставила, и чисто психологически было спокойней.

Читайте также:  Повышены печеночные ферменты в крови: причины и лечениеДиагностика и лечение печени и желчного пузыря

Или вот мне нужно было к врачу, это значит — на пять часов уехать. Больного человека и на полчаса не оставишь. А тут Оксана приехала, они с Данюшей играли в приставку, разговаривали, она его покормила, пеленки поменяла. Причем все это в свой выходной день. Их поддержка оказалась очень мощной и правильной.

Даник вместе с папой Игорем. В этот день мальчику исполнилось 18 лет. Свой последний день рождения он встретил в детской онкологической больнице. Он надеялся, что врачи проведут операцию и спасут ему жизнь. Но его отправили домой. Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

Последнее желание

Несмотря на большие дозы морфина, Даник до последнего дня оставался в сознании. Он очень хотел жить. И готовился к смерти.

Он читал много литературы о смерти, чтобы понимать, что его ждет. Он обсуждал с мамой, в какой одежде его похоронить. Он попросил ее пользоваться его планшетом и разговаривать по его телефону, сохранить его любимую гитару. Он успел пригласить домой и проститься с теми, с кем хотел: с лучшим другом, с родным папой, с бабушкой. Он успел примерить сделанную специально для него вторым папой Игорем перчатку в стиле Фредди Крюгера, о которой мечтал. Он не смог исполнить только одно последнее желание.

— За неделю до смерти он хотел встать и пойти. Он был уверен, что сможет. У нас был такой момент: мне приснился сон, что я сижу на кухне, телек смотрю, а он выходит из своей комнаты и пошел в туалет. А он уже не ходил тогда. И вот через некоторое время я на самом деле сижу, смотрю телевизор и вижу краем глаза, как Данюха на самом деле встал и пошел в туалет. Я говорю: «Как ты смог встать?», а он отвечает: «Я не знаю, что-то помогло». И потом он хотел этот сон опять повторить. В последний раз встать. Я его пыталась подсадить, но это невозможно было, уже все мышцы атрофировались, там опухоль была здоровенная, переломы костей внутренние, это было нереально.

В память о сыне Елена написала стихотворение: «… Он взрослым не стал. Он простился с друзьями. Со страхом прижался к заплаканной маме. В последнем рывке, разрываема болью, душа улетела из клетки на волю». Иллюстрации: Александр Васюкович, Имена.

Даня очень боялся, что когда он будет умирать, рядом никого не будет. Но рядом были все самые близкие: мама, брат, папа Игорь.

Даник умер 27 марта в 14 часов 17 минут.

— Когда Данюша умер, и мы со старшим сыном собирались его мыть, он сказал такие слова: «Вот она, смерть. Она не такая, как в кино. Она другая». Милостивая, ласковая. Хотя, наверное, бывает другая. У каждого своя.

Как сделать так, чтобы дети умирали без боли

Ежегодно в Беларуси около 60 детей умирает от онкологии. Половина — в больнице. Остальные — дома. В масштабах страны это небольшая цифра. Но помощь приходит далеко не к каждому. Существует несколько проблем.

В Беларуси нет эффективной системы паллиативной помощи. Не все дети получают обезболивание нужными препаратами в нужной дозировке. И проблема не в том, что врачи у нас жадные и жалеют лекарств. Врачи часто не знают, как правильно обезболить умирающего ребенка.

«Самое главное, что они дают — небезразличие. Ты понимаешь, что есть кто-то, кто понимает твои нужды»

Что можно сделать в такой ситуации? Обучать врачей паллиативной помощи, чтобы ребенок, умирающий от онкологии, находясь в любой точке страны, мог получить эту помощь на месте. Даже недельного курса по эффективному обезболиванию было бы достаточно, чтобы будущие врачи, приезжая потом работать на местах, знали, что и в каких дозировках назначать ребенку или взрослому, страдающему от сильнейших болей. Но подготовка специалистов требует времени. А помощь детям нужна уже сейчас. Ее можно организовать. Если врачи онкологических отделений больниц будут сами передавать данные о ребенке в Белорусский детский хоспис, то ребенок с первого дня выписки из больницы будет получать нужную ему помощь.

2. Слишком много бюрократии для того, чтобы ребенок получил нужное обезболивание и другие нужные лекарства.

Даже если врач назначает эффективную схему, получить нужные лекарства оказывается непросто. Их выписывают столько, сколько хватит на неделю, максимум — на 10 дней. А потом нужно опять ехать в поликлинику и провести там полдня в ожидании рецептов, печатей, подписей. И только потом ехать в аптеку за лекарствами. А через неделю все по новой. В экстренной ситуации, когда, например, обезболивающие закончились, а новые еще не получили, нельзя просто вызвать «скорую», чтобы она приехала и обезболила. «Скорую» тоже должен назначить врач. И если он назначит два укола в сутки, «скорая» только два раза и приедет. Больше — не имеет права.

«Самый лучший принцип в такой ситуации: бог дал — бог взял. Я с этим даже не спорю. Я понимаю, дал-взял, а мне что делать?»

Помимо обезболивающих, Данику были необходимы еще шесть поддерживающих препаратов. Для того, чтобы их получить, каждые три дня отчим ездил в поликлинику, где сначала полдня сидел под кабинетом и ждал, пока выпишут рецепты на эти препараты, потом ставил в разных кабинетах необходимые печати, и только потом отправлялся в аптеку, чтобы купить их. То есть он тратил два рабочих дня, чтобы купить необходимые препараты. А что делать семьям, где только один родитель, который не может оставить умирающего ребенка даже на полчаса? Где ему найти два дня в неделю, чтобы получить необходимые лекарства?

Что можно сделать в этой ситуации? Упростить систему получения препаратов, или выдавать их не на два-три дня, а на большее время.

3. Семьям, где умирает близкий от онкологии, нужна психологическая поддержка. Часто ее нет. Рядом с Даником были мама, отчим и брат Артем. И втроем они разделили уход за парнем. Игорь занимался получением лекарств, старший брат приезжал через день, чтобы переночевать и дать маме небольшой отдых. Плюс у них была медсестра из хосписа. И даже в такой хорошей ситуации вся семья была эмоционально истощена.

Что можно сделать? Таким семьям нужен помощник, который будет помогать ухаживать за умирающим ребенком. Таким семьям нужна помощь психологов и когда ребенок еще жив, и после его смерти, чтобы суметь пройти этот путь.

Даник умер идеально. Он успел проститься со всеми. Исполнил почти все свои, еще мальчишеские, желания. Умер дома, на своей кровати, в окружении любви и заботы. Рядом были самые близкие: мама, отчим и старший брат. У Дани был рак кости. Он буквально выл от боли, но в поликлинике назначали препараты, которые не помогали. Если бы не Белорусский детский хоспис, Данила умирал бы в муках. Врач хосписа назначил нужное лекарство, чтобы невыносимая, непрекращающаяся костная боль стала немного тише. Чтобы у 18-летнего мальчика, который очень хотел жить, были силы и время подготовиться к смерти. И такая помощь должна быть у каждого умирающего ребенка.

Проект «Имена» существует на деньги читателей. Поддержать его можно по этой ссылке.

«Он говорил до самого конца, что гитара — самая лучшая вещь в его жизни»

Пожар в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерове унес жизни 64 человек. Из них — 41 ребенок. Пожалуй, в истории России, это одно из немногих событий, когда родители потеряли столько детей.

О том, как правильно поддержать человека, переживающего такое горе, чего не стоит делать и говорить, рассказала Ольга Макарова, клинический психолог и бывший руководитель отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России с 2005 по 2015 год. Она работала более чем на 50 трагедиях как в России, так за рубежом: авиакатастрофах, авариях на шахтах и землетрясениях.

— Иногда человек очень четко дает понять, что хочет побыть один. И в такой ситуации, когда он об этом попросил, ему нужно предоставить эту возможность — побыть одному. Можно ему сказать, что если будет что-то нужно, то вы рядом, пусть он позовет — и вы придете.

Неправильно думать, что поднимая эту тему с человеком, вы лишний раз о ней напомните и причините дополнительные страдания. Горюющему человеку нельзя напомнить о смерти близкого, он и так 100% времени проводит в мыслях об этом. Он не забывал об этом и будет благодарен человеку, который разделит с ним эти мысли и воспоминания, даст возможность ему поговорить. Наоборот — разговор принесет облегчение.

— Каждый человек предлагает ту помощь, которую может предложить. После трагедии в Кемерове очень многие люди хотят помочь деньгами: собраны гигантские суммы Красным Крестом, епархией, администрацией Кемерова… Люди, правда, часто хотят помочь деньгами, и для некоторых это единственная возможность помочь.

— Все зависит от того, как давно произошла утрата. Горе — это процесс, который предполагает, что человек проходит несколько стадий.

Сначала неприятие и отрицание: когда человек не верит, что это могло произойти.

Потом он все-таки осознает необратимость этой потери, и у него возникает гнев по этому поводу: как же так, почему это произошло со мной. Человек может искать виноватых — в случае катастрофы, искать их среди тех, кто причастен к ней, в случае болезни — искать виновников среди врачей. То есть ему важно найти виноватого, сорвать на нем зло, потребовать расплаты за произошедшее.

Он может чувствовать свою вину за то, что случилось, за то, что он что-то не предпринял или предпринял не вовремя. Может быть какая-то иррациональная вина: «зачем я его туда отпустила», «как я могла не почувствовать, что с ним это случится», «как я могла жить спокойно, когда с ними это происходило».

Когда эти острые чувства немного проходят, может наступить стадия депрессии. И действительно, тогда человек замыкается и не хочет ни с кем общаться. Это тоже одна из стадий горя, и это нормально на каком-то этапе. Но обязательно должен быть кто-то, кто находится рядом и предлагает помощь.

Если вы видите, что ваш близкий не справляется и состояние не улучшается, тогда единственное правильное решение — обратиться к специалисту. Это может быть психолог или психиатр. Обращение к психиатру в такой ситуации — это нормально, не надо бояться этого слова.

Как можно помочь себе самому справиться с утратой?

— Сложно давать общие рекомендации. Но нужно позволить себе чувствовать то, что вы в данный момент чувствуете. Все эмоции, которые вы переживаете, имеют право на существование. В этом состоянии вы можете испытывать разнообразные чувства: и злость, и вину, и отчаяние… Все эти чувства нужны нам, чтобы преодолеть горе и вернуться к жизни.

Нужно понимать, что горе — это процесс. Осознавать, что когда-нибудь, в один прекрасный день, хотя бы на одну секунду вам вдруг станет лучше, потом на две секунды, и с каждым днем состояние будет улучшаться.

Считается, что самый тяжелый период после утраты длится год. Когда уже встретил все праздники без родного человека, когда ты вспоминаешь, что вы делали вместе. Но постепенно человек учится жить без своего близкого, он находит какие-то новые смыслы в жизни, строит новые планы, на жизненном пути появляются новые люди и даже, может быть, новые отношения. Постепенно ты понимаешь, что горе стало не таким черным и затягивающим, и вспоминаешь о близком человеке с теплотой и любовью. Это, наверное, и есть момент, который в психологии называется «принятие».

Чтобы себе помочь справиться с горем, нужно найти какой-то смысл, чтобы жить дальше. Этот смысл может быть в человеке, который ушел: можно реализовать какие-то его желания, которые он не успел, и сделать это в память о нем.

О том, как правильно поддержать человека, переживающего такое горе, чего не стоит делать и говорить, рассказала Ольга Макарова, клинический психолог и бывший руководитель отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России с 2005 по 2015 год. Она работала более чем на 50 трагедиях как в России, так за рубежом: авиакатастрофах, авариях на шахтах и землетрясениях.

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.

Оцените статью
Вся медицина: симптоматика и лечение всех видов болезней